Мой духовный путь - интервью с иеромонахом Серафимом (Головиным)

Мой духовный путь - интервью с иеромонахом Серафимом (Головиным) 1 августа Русская Православная Церковь чтит память преподобного Серафима Саровского. В этот день иеромонах Серафим празднует Тезоименитство. Каков был его духовный путь? Об этом - в разговоре с отцом Серафимом. У протоиерея Владимира Головина и его земного родителя Валентина Головина отец духовный общий. Это схиархимандрит Николай, который в свое время направил и батюшку Владимира на поступление в Московскую Духовную Семинарию, и отцу Валентину предрек духовный путь. Отец Николай совершил монашеский постриг протоиерея Валентина Головина в малую схиму с именем Серафим. Шаг за шагом, следуя наставлениям духовника, дошёл иеромонах Серафим до этого высокого чина… «Я воспитывался в семье, где не было отца. Отца забрали на фронт, и там же его и убили. Когда его забирали на фронт, мне было всего лишь две недели от роду. Моя мама была верующим человеком. И она заразила меня этой верой. Она воспитывала нас, троих детей, одна. За свою жизнь мы где только не «мытарились». Жизнь была не сахар, поэтому о своём детстве я не могу вспомнить ничего, что навевало бы мне радостные воспоминания. В шесть лет я видел заключённых немцев; в семь стоял с протянутой рукой и просил хлеба; в двенадцать лет уже работал… Когда мне не было даже шести лет, мы жили на частной квартире, и нас выгнала хозяйка. Идти было некуда. Тогда мы с мамой и братьями ушли на берег Волги. На берегу мы жили, можно сказать, под открытым небом. Там находилась разломленная баржа, в корме ходили заключенные немцы, а в носу ночевали мы. Крыша над головой - и всё. Ночью мама ложилась на середину, одного клала по одну сторону, другого - по другую, а меня - на себя и ворочала меня туда-сюда, чтобы было не так холодно, а сама-то не вставала. А поутру у неё аж иней был. Потом мы получили небольшую комнату, пятнадцать квадратных метров. А когда сделали капитальный ремонт, то осталось ещё меньше - всего десять метров. Старший брат завербовался в Туркестан, окончив ремесленное училище, средний брат стал работать, бросив школу, а я тогда только начал учиться. Наша мама работала в областной больнице санитаркой. И получалось так, что как только наступали церковные праздники, она ходила в церковь, ну и меня с собой брала. А тогда в храмы детей не допускали. Но я, всё же, проходил и стоял на Богослужении. Я стал вникать в веру всё больше и больше. В моей жизни был такой момент, который я вспоминаю постоянно. Когда мне было 15 лет, мама решила показать мне место своего рождения (она была из Ульяновской области, с Сурского района, оттуда, где была явлена икона святителя Николая Чудотворца. Сейчас там колодец, туда ездят на экскурсию). Раньше там было богомолье - Промзино. Приехали мы туда 22 мая, на Николу. Тогда это был последний год, перед тем как закрывали все святые места. Мама предложила мне попить тамошней святой водички, я согласился. Мне она не понравилась, как сейчас помню, пахнет листьями и корнями. Я повернулся и смотрю - передо мной стоит дерево. Я говорю: «Мам, смотри, в дереве лик Николая Угодника и Божьей Матери». Но она его не видела. Мы пошли дальше. Отошли где-то с километра полтора и вдруг нас окликает старушка. «Сынок, тебе было видение Николая Угодника с Божьей Матерью?» Помню, на ней был голубой платок, как небо, она была маленького роста в телогрейке и валенках. Она подошла ко мне и с ног до головы осмотрела меня, как рентген и сказала: «Ты и не только ты, у тебя будут дети и у твоих детей будут дети. Весь ваш род достоин Господа Бога» И тотчас она растворилась. С тех пор я её больше нигде не встречал. И мы, как будто так должно и быть, продолжили свой путь. Постепенно мысль об этом явлении стала притупляться. Прошло много лет, я женился, и появились дети. Я всегда ходил в церковь. Несмотря на то, что всякая вера была под запретом, мы с моей супругой повенчались и детей крестили. Даже если я работал в какой-то церковный праздник, я находил способ попасть в храм. Либо менялся, либо брал выходной за свой счёт. Позже, я нашёл своего духовного отца, на то время протоиерея Геннадия. Он служил в Ульяновске. Он окончил духовную семинарию, академию, стал кандидатом богословия. Я ездил к нему за советом, хоть он и был на три года моложе меня. Моего сына, ныне протоиерея Владимира Головина, на мысль о поступлении в семинарию натолкнул отец Геннадий. После рукоположения в священники мой сын позвал меня служить в алтаре. Я согласился. Немного позднее рукоположили в священники. Мне тогда было больше пятидесяти лет. Меня направили в Ульяновск. Там я прослужил 20 лет. Но годы начали брать своё: недуги, болезни, инфаркт. Тогда архиерей отпустил меня. В Болгар меня забрал сын. Когда я жил в Ульяновске, то мой духовный отец намекнул мне о монашестве. Я был не против. Ведь сколько монахов живёт и дома. Я начал готовиться. Только я сомневался, ведь я ничего не знаю, к тому же, недуги, больные ноги, стоять и долго молиться не было сил. Мой духовный отец успокоил меня, сказав, что Господь не спрашивает меня выстаивать часы за молитвой, Ему лишь нужна моя преданность и любовь, а молиться можно и сидя и даже лёжа. Отец Геннадий принял тогда схиму с именем Николай. И 23 мая, в нашем Свято-Авраамиевском храме я принял монашеский постриг с именем Серафим. Так благословил духовный отец. С трепетом в сердце он говорил: «Брат мой, вводит тебя в сан сама Пречистая Божья Матерь. Как Серафим Саровский был Её любимцем, так и ты будь всегда под покровом Пречистой Богородицы». Постриг – это как бы второе Крещение, в котором человек вновь перерождается и обновляется. Я уже в возрасте и одному Богу известно, сколько мне осталось. В покаянии на Исповеди перед принятием монашеского пострига отпускаются грехи. Пусть телом я также слаб, но душа моя устремляется ввысь. Это стало началом истинного пути к настоящей красоте, радости и полноте жизни... После пострига отец Николай часто звонил мне, но все перенесённые им тяготы (десять операций, гангрена, сахарный диабет) дали о себе знать, и 11 июня наш духовный отец отошёл ко Господу". Поздравляем Вас с Днём Тезоименитства! Дай Вам Бог и дальше, сколько отмерит Господь, всю оставшуюся жизнь посвятить главному - служению Богу и людям. Многая и благая лета!

Беседовала Ольга Гаврилина